Что мы не строим в украине — реферат

украинских национальных приоритетов на всех участках государственного строительства в Украине. Вопреки утверждению концепции, будто «этнические ресурсы (нашего) государственного развития (.) Имеют локальный, краткосрочный характер», одним из наших задач как раз и должна быть долгосрочная работа в направлении укрепляет силу утверждения украинской нации.
И пусть бы нам прислужувалася в этом, в частности, и украинская национальная культура. Так нет же — немало совсем подходящих и нужных мыслей о ней как-то сразу знейтрализовують заявления о необходимости «воплощение в мышление и поведение наших людей ценностей и норм гражданской культуры», о «создания атмосферы для развития в общественной среде гражданской культуры», в целом для "культивации в общественной среде чувств истинного (?) гражданства «.
Боже мой, сколько же сегодня в теоретизирования политиков, государственных деятелей, части ученых и журналистов бездумного злоупотребления этим гражданским, которое, как я говорил, лепят к чему угодно (интересно: а термин» гражданская литература «тоже кто-то уже вводит?), но которое должно иметь у нас смысл лишь постольку, поскольку не должно быть нами потрактовуване в отрыве от национального или и в противопоставлении ему! О гражданской культуру в концепции сказано. А о национальной? И вообще — или сказано где-то в ней о таких „крамольные“ вещи, как „национальное достоинство“, „национальная гордость“ (извините, что ужасает вас, разработчики концепции, хотя уверяю: это — как раз тот случай, когда есть резон брать пример из соседней России — ну, вплоть вторит там на всех официальных уровнях власти, начиная с президентской, от призывов прохватить всю жизнь в стране духом русского патриотизма.)? Так вот, может, где и упомянутое то, что загнано авторами концепции разве что в „подполье“ — подтекст этого текста, но, сказав правду, я это не заметил.
Зато заметил удивительное формулировка о необходимости формирования в стране уже не просто патриотизма („обычный“ патриотизм не подходит), а „патриотизма с новым смысловым наполнением“. Значит же то „новое содержательное наполнение“, наряду с уважением собственной культуры, также «открытость к восприятию разных культур мира».
Эх, как точно говорит по этому поводу Т. Шевченко: «Не дурите самих себя»! То есть — не отыскивает какую-то другую формулу и какую-то новую сущность патриотизма. Ведь на самом деле приметы этой высокой добродетели указанные давным давно, служат они человечеству уже тысячи лет. Так что — с всечеловеческим опытом хотим побороться, собственным изобретением стремимся поразить мир относительно понимания патриотизма? А кстати, что-то в этой формулировке очень похоже на еще раз изобретенного велосипеда, ведь о том, что патриотизм не является каким-то национальное герметичным понятием, мир знает также уже давно.
Такие вот казусы, которые порождены той уверенностью, что если и надо говорить об украинском национальном, то принадлежит о нем говорить как-то вполголоса, с оглядкой и ужаса, боязниною кого-то обидеть и ущемить, с ощущением какой-то собственной малости и всегдашней готовности и совершенно находиться в доме где-то около дверей, лишь бы другим, которые тоже живут в ней, было хорошо. Не случайно в одном из пассажей о той же «мультикультурность» (раздел «Суть концепции») весомо говорится об этнических меньшинствах, о которых надо заботиться, но и намека не о самих же украинском, возрождения и утверждения которых, несомненно, и должен прежде всего быть поддерживаемое государством. (И то, кстати, ради блага самих же национальных меньшинств, ведь ни в чем не ущемленное самочувствие титульной нации — это и есть гарантия их свободного развития).
Впрочем, это я объяснил только одну причину умаление национальных приоритетов в той же гуманитарной сфере. Есть, к сожалению, и другая: элементарная предвзятость, даже пренебрежение к украинства, навязывания нам каких понаднациональних, понадукраинських, скосмополитизованих ориентиров и критериев, отчасти сказалось и на концепции, о которой вспоминаю.
Отмечу еще раз: по той причине, что это — документ, различные разделы которого писали разные люди, есть в нем и немало дельных формулировок. И особенно своевременный то акцент (он принципиально не согласуется с только мной приводимым), что гражданское общество в Украине невозможно утверждать «без учета особенностей этноистории и этнокультурного наследия, потребностей преодоления последствий колониального прошлого по коренного этноса и его культуры».
Как говорится, только последовательно бы выдерживать этот акцент — и не только в документах принципиальной важности по образу этого, но и в живой практике нашего государства, — насколько быстрее и увереннее были бы наши шаги! И как весомо способствовала бы этому такая образовательная и научная отрасль, как украиноведение, в отношении которого со стороны многих чиновников и до сих пор преобладает как враждебность, то удивительная настороженность.
Конечно, я не настаиваю на позиции, согласно которой развитие у нас гражданского общества надо отложить на неопределенное время — пока не будет обеспечено в Украине полноту прав украинской нации. Нет, по-очередности здесь не получится — время поджимает, требуя, чтобы уже упущенное надолужувалося у нас в особенно интенсивный способ. В какой именно?
Как я убежден, ведущие акценты нашего государственного развития, ориентиры должны сегодня быть равновеликими, то есть — и национальное государство, и государство гражданского общества; государство, в котором обеспечены права нации, но одновременно и такое государство, в котором соблюдаются права отдельного человека. Заботиться крайней мере о равнозначимость этих акцентов — то и должен быть святая обязанность государства.
Но всмотримся в реальность. «Украина едва ли не Украина в Украине»? »- Такими, наверное, сомнений проникнется каждый, кто попытался бы понять сущность происходящего в стране.
Может, разные полюса в этом, на первый взгляд, парадоксальном моему формулировке слишком резко, закатегорично разведены? Что ж, каждый волен иметь собственное мнение по этому поводу, я только объясню, что обозначение «не Украины в Украине» — это обозначение всего того, что противостоит утверждению Украины как полновластного и полноценной европейского государства, экономически самостоятельной, духовно индивидуальной, культурно самобытной , то синоним того, что препятствует нашему национальному випростанню, снова и снова поворачивает нас к роли и к положению не собственно Украины, а Малороссии.
«Не Украина» — это то же самое, что и «Украина наоборот», как была названа одна моя брошюра, вышедшая в 1995 году. Вспоминаю обозначены мной в той брошюре приметы «Украина наоборот» — и с сожалением констатирую, что и сегодня их количество, к сожалению, не уменьшилось, а в некоторых участках, например не может относительно языка и информационного пространства, но и политической, экономической — в общем государственной самостоятельности, позиции Украины против не Украине и в целом стали слабее.
Именно этим и объясняется уже упомянутый мной состояние зневолення, неуверенности,

Обсуждение закрыто