Становление украинской государственности в годы первой мировой войны поиск союзников часть 1

и участии украинской делегации в Брест-Литовских мирных переговорах, УНР выходит на международную арену в качестве самостоятельного международный субъект . В это время военное положение на фронтах сложилось для государств Антанты чрезвычайно неблагоприятно. Как отмечал советник президента США Ч. Сеймур, «проблема теперь была не в том, каким образом лучше всего разбить Германию — проблема была в том, как избежать поражения» [7].
Неотложной задачей государств Антанты в конце 1917 года становилось сохранение Восточного фронта путем привлечения к его обороны всех возможных сил. Прежде всего это была Румыния. По плану дальнейшей кампании на востоке, составленным союзниками, румыны имели сотрудничать с Украиной, Доном, Северным Кавказом, поляками и чешскими полками, а также другими национальными войсками, они надеялись собрать. Планы представителей Антанты по Украине сводились к тому, чтобы создать с Украинской несколько корпусов, которые вместе с чехословацкими полками, сформированными из австрийских пленных и мобилизованных чехов-колонистов из Украины, а также поляками, должны занять важные в стратегическом отношении пункты на Румынском и Юго Западном фронтах и ​​таким образом удерживали бы на этих фронтах определенное количество немецко-австрийских войск [8].
В ходе переговоров с Генеральным секретарем С. Петлюрой, А. Шульгиным, Туган-Барановским английские и французские военные интересовались политическим положением Украины, состоянием украинской армии, ситуацией на фронте и планами украинского военного командования, предлагали УНР финансовую помощь [ 9].
В середине ноября (ст. ст.) 1917 года в ходе визита французских офицеров во главе с генералом Табуи и английского майора Фицвильямса к генеральному секретарю межнациональных дел О. Шульгина объявлено заявление о том, что союзники вообще и французы в частности с большой симпатией относятся к культурному и политического возрождения Украины. Генерал Табуи предложил Украине помощь от имени союзных правительств и выразил стремление выяснить, какая именно помощь нужна. Через некоторое время эти предложения были изложены в письменной форме (нота генерала Табуи от 5 (18) декабря) [10]. В ответ на предложения западных дипломатов О. Шульгин заявил, что прежде чем обсуждать эти проблемы, необходимо, чтобы государства Антанты признали определенным актом Украинскую Народную Республику, или по крайней мере установили с ней дипломатические сношения, отправив своего официального представителя. Это был важный пункт, на котором украинское правительство настаивал течение всего времени переговоров.
5 (18) декабря генерал Табуи обратился к председателю Генерального Секретариата с нотой о том, что ему уже приходилось передавать О. Шульгин "симпатии союзников к тем усилиям, которые предпринимает украинское правительство в целях установления порядка, восстановление опорной силы и желание остаться верным союзником ". Генерал выступил с инициативой, не дожидаясь официального мандата, «чтобы не терять драгоценного времени» подготовить программу финансовой и технической помощи, которую союзники могли предоставить Украине [11]".
Аналогичные предложения высказывались и в дальнейшем. Так, 29 декабря (11 января) Табуи обратился к Генеральному Секретариату с нотой, в которой «имея в виду быстрый ход и чтобы предотвратить большой потери времени», просил дать ответ «скорей» по поводу предложений финансовой и технической помощи [12].
тот же день, обсудив предложения Франции по займу УНР на сумму 500 млн. рублей, правительство приняло отложить принятие решения по этому вопросу [13]. К его обсуждению Генеральный Секретариат вернулся только через две недели на заседании 4 (17 января), приняв «конкретно и официально» выяснить условия, на которых Франция может предоставить Украине финансовую ссуду. Через три дня была создана специальная комиссия для выяснения конкретных условий займа [14]. Ответ на ноту Табуи от 29 декабря (11 января) Генеральный Секретариат должен дать после совещания, которое планировалось провести около 10 (23) января 1918 года, но дальнейшее развитие событий, а именно потеря Центральной Радой Киева, сделал французский помощь нужна.
Предложения Франции о финансовой и технической помощи соответствовали тогдашним потребностям УНР. Ведь ее финансовое положение было критическим. Оно еще более осложнилось в связи с начатой ​​в декабре 1917 года войной с большевистской Россией. Но даже в условиях, когда отсутствие финансов угрожала крахом Республики, украинское правительство не реагировал на соответствующие предложения Франции. Его позиция была слишком нерешительной. Так, предложение Табуи от 29 декабря, требовавшей немедленного ответа, должно было рассматриваться правительством только через две недели. В конце украинское руководство не использовало ни одного предложения союзных государств о помощи, оставив их без ответа.
Однако, оценивая действия правительства Винниченко, следует иметь в виду, что, ведя переговоры с представителями Антанты, он оказался в довольно неопределенном положении. С одной стороны, на переговорах речь шла о содержании Украины в войне и ее сотрудничество с союзниками России по Антанте, с другой стороны, третьим универсалом Центральная Рада провозгласила, что она твердо настаивает на скорейшем провозглашении мира и начала мирных переговоров с Четверным союзом.
Первый шаг в направлении выхода УНР с мировой войны Центральная Рада сделала 21 ноября (4 декабря) 1917 года, приняв резолюцию о направлении представителей Генерального Секретариата на Румынский и Юго-Западный фронты для ведения переговоров по делу перемирие и немедленное выработки программы мира как основы для мирных переговоров [15]. И хотя украинские социал-демократы и социалисты-революционеры отстаивали необходимость перемирия и мирных переговоров, вопрос о сепаратном мире никто из них не ставил. Зато Председатель Генерального Секретариата В. Винниченко в своей речи подчеркивал необходимость объясниться по этому делу с Англией и Францией. По свидетельству участника тех событий Н. Галагана, подавляющее большинство Центрального Совета лелеяла иллюзию, что новорожденный УНР своей инициативе в деле мирных переговоров с Центральными державами сможет привести к всеобщему миру между всеми воюющими государствами [16].
Правительства союзных государств и их миссии в Киеве сообщались, что «хотя Украина приступила к переговорам о временном перемирии и стремится перевести его в мир, но она признает мир только общий, а не сепаратный». 23 ноября (6 декабря) Генеральный Секретариат объединил Юго-Западный и Румынский фронты в единый Украинский фронт и подчинил его своему руководству. В его постановлении отмечалось давнее желание украинского народа всеми силами защищать свой фронт [17].
После заключения Советом Народных Комиссаров России в начале декабря 1917 перемирие на всех фронтах и ​​в связи с началом переговоров о сепаратном мире Генеральный Секретариат обратился 11 (24) декабря с нотой к воюющим и нейтральных государств об отношении УНР к переговорам в Брест-Литовске. В ноте провозглашалось, что УНР, имея на своей территории свой фронт, выступает самостоятельно в международных делах во главе со своим правительством. Мир, который может быть заключен в результате переговоров России с Центральными

Обсуждение закрыто