Скульптура и архитектура бушанского скального комплекса (вопрос исторической связи)

Реферат на тему:
Скульптура и архитектура Бушанского скального комплекса (вопрос исторической связи)
Рассматриваемый скальный комплекс находится при края песчаникового плоскогорье, поднимается на высоту около 7 м над пойменной правобережной террасой г... Бушанки (в прошлом — Буше), чуть выше впадения левого притока Сухой Бушанки, в пределах села Буша Винницкой обл. В этом месте плоскогорья несколько природных трещин, оползней и брешь привели к образованию довольно значительного по ширине и длине и сложного по конфигурации внутреннего пространства, почти полностью замкнутого с трех сторон отвесными плоскостями (природными стенками) скальных выступов и глыб. Различного характера и размера рукотворные углубления: горизонтальные (преимущественно) и вертикальные желоба / пазы и вырубы, гнезда гниздоподибни зарубки на вертикальных и верхних горизонтальных плоскостях, на ребрах скал, а также остатки каменных стен, печки-каменки и каменной забутовка , свидетельствуют использования указанных трещин и брешь как природной основы под определенную архитектурную застройку (ил.1-4). Назначение вырубленных углублений, прослеживаются — как правило — попарно и параллельно на противоположных скальных накоплениях, вполне кажущимся: они служили для крепления деревянных конструкций кровель, перегородок, дверных скальных помещений, а в некоторых случаях и, возможно, каркасных конструкций для какой верхней застройки над расщелинами. Глыба, на которой вы-резное известно монументальное скульптурное изображение (т. Н. «Бушанский рельеф»), тоже имеет следы от креплений деревянной застройки (ил.3). На ее внутренней юго-западной вертикальной плоскости, непосредственно над рельефом, проходит достаточно широкий и глубокий продольный желоб от перекрытия-настила, а при ее верхнем левом углу, на верхней уже плоскости, виднеется достаточно широкое, но сравнительно неглубокое углубление-вырубку под, вероятно , конец поперечной горизонтальной балки перекрытия или вертикальной опоры-столба (ил.4). Таким образом, рельеф, обрамляющей больше (главное) помещения, и архитектурная застройка (по крайней мере в отдельных своих формах) выступают взаимосвязанными частями единого комплекса. Однако до сих пор точно и конкретно не ясно, как соотносятся между собой в историко-культурном измерении эти составляющие: или они появились одновременно по единому плану а таки разведены во времени, или представляют одну историко-культурную традицию, а традиции разные по происхождению и идейно-смысловым наполнением. На сегодня в научной литературе представлено отличные соображения по датировке рельефа и следов застройки трещин, преимущественно вырубок на вертикальных плоскостях скал для деревянных конструкций, различные предсказания относительно исторической связи между этими составляющими скального комплекса.
Автор открытия Бушанского комплекса В. Антонович, добачаючы в рельефе признаки еще языческой эпохи, связал появление „горизонтальных борозд на скалах“, как и польских надписей, с деятельностью местного шляхтича Ромуальда Остоя овсяная. Исследователь полностью положился на «свидетельства местных старожилов», согласно которым 1824 назван дворянстве «поселился в пещере», приказав перед тем построить над «гротами» крышу. Подобное свидетельство содержится и в публикации К. Мельник, коллеги В. Антоновича во время экспедиции по изучению пещер Приднестровья, в том числе и скального объекта в Буше. Автор, передавая сообщение причетника местной церкви, пишет в частности: «. Господин переселился в пещеру, устроил в ней двери, потолок покров землей для охраны от огня.»; после смерти хозяина потолок разобрали, но по ней «. на стенах сохранились еще следы от балок». Такое объяснение происхождения «борозд» поддержал безоговорочно А. Формозов, хотя сам рельеф исследователь отнес к периоду XVI в.
Зато другие авторы — среди сторонников «язычества» рельефа — предпочитают усмотреть и в архитектурной застройке скальных помещений доработок местных жителей предхристианских суток, говоря о существовании на месте трещин языческого храма. Правда, некоторые из этих исследователей появление скульптуры и наскальной застройки продатувалы одним и тем же временем, другие — отнесли эти явления к разным историческим периодам языческой культуры Приднестровья.
В. Даниленко, выразителю первой версии, главным основанием для такого исторического определения послужили результаты собственной дешифровки «старославянских» надписей на рельефе, в которых, якобы, упоминались имена киевских князей — Олега и Игоря (Рюриковича) надписи, удостоверяющие (вместе с рельефной композицией) «реформистскую деятельность Олега, внес немало изменений в старославянского культа, добиваясь объединения Русской земли под централизованной властью Великого Князя». Дополнительным доказательством выставлены также архаичность характера скальной сооружения, оказывалась в глиняном полу, особенностях техники кладки каменных стен на бреющем уровне (нижний ярус) вблизи глыбы с рельефом (ломаный камень на глиняном растворе) и значительной толщине их (около 1,5 м), а еще, судя по контексту публикации, само присутствие желобов от «деревянного настила» на скальных стенах центрального помещения (залы) с языческим рельефом и алтарем (невцилилим). Храм (крытое сооружение) с рельефом как культовый объект «уже не одного племени» появился, по мнению исследователя, между концом IX — началом X в. на месте предыдущего языческого капища ("в естественной пещере?» — Г. С.) VII-IX вв. местного славянского племени.
Подобный — двухэтапный — развитие Бушанского скального комплекса языческой эпохи предусмотрел и И. Винокур, однако с другими хронологическими координатами и последовательностью появления скульптурного изображения и архитектурной застройки. По предположениям этого исследователя, начало использования скальных трещин достигает периода заключительной фазы черняховской культуры (IV — начало V в.), Именно в это время было вырезано и рельеф, который существовал «под открытым небом». В течение раннего Средневековья (VI-VIII вв.) Скальные помещения с рельефом использовались также и по-подобного образом. Только в XI-XIII вв. их было перекрыто «деревянной крышей, о чем свидетельствуют пазы-канавки в скальном помещении №1, а также остатки культурного слоя XI-XIII вв. в отдельных ущелье». При атрибуции пазов Бушанского комплекса исследователь сослался на сходство «техники врубки» их в «строительных элементов» наскальной архитектуры («укрепленных древнерусских» градов «)» XII-XIII вв. ... Карпатского региона ", открытые львовскими археологами. Этим же время исследователь датировал появление надписи на внутреннем поле рельефной четырехугольной рамки, вырезанная по центру верхнего края скульптурной композиции. Что касается остатков каменных стен, то они отнесены к периоду XVI-XVII вв. При этом остатки забутовка с использованием известнякового раствора на верхнем ярусе комплекса (уровень верхних плоскостей скальных выступов и глыб северо-западного участка) определены как следы от фундамента здания площадью ~ 15 м2, возможно, часовни.
Недавно свое мнение о скальном архитектурно-скульптурнийкомплекс в Буше выразил и М. Рожко — ведущий исследователь отечественной наскальной архитектуры

Обсуждение закрыто