Возрождение села — возрождение украинского духа часть 2

Реферат на тему:
Возрождение села — возрождение украинского духа
В советское время, когда марксизм восхвалял пролетариат как ведущий слой общества, отношение к селу, в лучшем случае снисходительное и любые движения, направленные на повышение роли крестьянства, осуждались как «ретроградные» и «идейно немощные». Вот как, например, украинский советский словарь 1974 комментирует российское народничество: «общественно-политическое движение мелкобуржуазной интеллигенции России (.), Который идеализировал крестьянскую общину и отрицал руководящую роль рабочего класса в революции». А украинское народовство очеркнене еще более негативно: «политическое движение Украинская буржуазно-либеральной интеллигенции Галиции (.), Что отражало интересы буржуазии и униатского духовенства, выступал против революции». При этом цитируется Драгоманов, который, якобы, «рассказывая о своих отношениях с галицкими народниками, показывал их ретроградности, идейную немощь, оторванность от народных интересов» [1]. Возникает вопрос: если народники были «оторваны от народных интересов», то что надо понимать под словом «народный»? и что такое вообще «народ»? Здесь стоит обратиться к другому словаря — Гринченко, в котором слово «народник» иллюстрируется цитатой из Ивана Левицкого, который говорил: «Мы (.) Носим народную свиту, потому что мы, народники, становимся на сторону народа», а слово «народолюбец» Гринченко отождествляет с «народниками» и подает цитату из Пантелеймона Кулиша: «Украинский народолюбца запрещали сообщать родной край все, чем бы осветилась его тьма» [2]. Становится очевидным, что здесь под словом «народ» надо понимать крестьянство и именно его интересы защищали народники — так же, как русские народники, которые «шли в народ», чтобы его просветить. Кстати, все примеры к слову «народный», которые подает тот самый советский словарь, касающихся крестьянского быта: «девушка в пышном народном костюме», «хлеб на полотенце — это народный символ радостной встречи», не говоря уже о народных песнях, думы народные средства лечения и тому подобное. Это все, говорит словарь, "соответствует духу народа, его национальным особенностям» [3].

Москва Калининград авиабилеты
Когда уже зашла речь о «национальные особенности», то стоит вспомнить, как когда-то на страницах «современности», которая тогда еще выходила в Мюнхене, развернулась полемика на тему: украинцы это государственная нация? Некоторые из полемистов доказывал, что, смотря с исторической перспективы, можно сказать, что украинцы — не государственно нация и вообще не доросли до понятия нации, и поэтому можно прогнозировать, что Украина никогда не станет самостоятельным государством. Сегодня на такие темы уже не спорят, однако каким путем пойдет Украина — или ее ориентация будет западная, или азиатская, или какая-то евразийская [4] — об этом слышим почти каждый день. Этот вопрос, прежде всего, рассматривается как политическое и экономическое, но одновременно возникают вопросы и культурологического толка. Что касается первого толкования (политически-экономического), то слышим даже такое — и то в западной прессе (даю в переводе): "Украина, наконец, переросла кризис самоидентификации, которая продолжалась в течение десяти лет. Украинцы уже не спрашивают себя, им обращаться в Москву или в Вашингтон за помощью в благосостоянии. Они спрашивают, им нужно вообще обращаться к любому в мире [5]".
Это, конечно, типичное журналистское преувеличение, потому что знаем, что экономические связи между Украиной и Западом становятся все более тесными. Однако, процесс самоидентификации, о котором здесь упомянуто, действительно происходит. И здесь мы подходим к психологическому процесса «украинизации» населения, так ярко проявился на Майдане Незалежности во время Оранжевой революции. Это население некоторые определяет как «народ Украины», а не «украинский народ», избегая этнического понятия и заменяя его общечеловеческим по политическим соображениям, а некоторые и того, чтобы кто-то по ошибке не понял, что имеется в виду украинское крестьянство. О том, как в Украине воспринимаются люди из села, особенно те, что говорят на украинском языке, пишет Марко Андрейчик в журнале «Критика» за март 2005 Автор приводит много досадных случаев еще со времен советчины, когда «на большей территории республики украинский язык воспринимали как признак инаковости, малокультурности и неинтеллигентности», а "тех, кто отказывался. (Избавиться от любых связей с украинским языком). Воспринимали, как мужланов, националистов или чудаков [6]". Такое восприятие, к сожалению, осталось и сегодня, а противопоставление украинской культуры западной проявилось еще в XIX в. в дискуссии между народниками и модернистами. Неудивительно, что этой теме сегодня посвящается много внимания (например, в монографии Соломии Павлычко «Дикурс модернизма в украинской литературе» или в сообщениях Максима Стрихи). В майском номере «современности» Максим Стриха поместил статью под названием «На грани двух эпох», где затронуты вопросы украинской литературы «между народничеством и модернизмом». Автор пишет: «В течение XIX века народ оставался альфой и омегой украинской литературы, а литературное возрождение в безгосударственной Украины рассматривался (и сторонниками, и врагами) как тождественное к возрождению национального» [7] при этом "дидактичность, патетичность, императивность литературы расценивались народнической критикой как вещи безусловно положительные ".
Такое состояние длилось недолго: уже в 1860-х годах появились признаки кризиса народничества: "Время действительно нуждалась в обновлении. Украинский литературе (.) [Можно было] или замкнуться в литературе «для домашнего потребления» (как предлагал был когда Костомаров) и сойти затем к обслуживанию этнографического гетто — или присоединиться к общим процессов модернизации «.
Однако» процессы рождения украинского модернизма происходили сложно и болезненно, часто воспринимались в рамках самого украинства как болезненное упадничество — декаденство, как недопустимое посягательство на «святая святых» — на украинский народ и на преданность делу его возрождения [8]«.
Сегодня часть» украинства «так же» болезненно "реагирует на современный и прошлый модернизм, а на село смотрит точно так же, как смотрели народники XIX в. Вот некоторые цитаты из нового очень интересного альманаха «Плуг», который стоит на позициях возрождения украинского села. О селе Творческий группа плужане высказывается так: «Издавна оно было моральной, хозяйственной и военной основой Украина, как источник нации», но теперь, "после большевистских голодоморов, репрессий, войн, эксплуатации и при нынешнем кризисе и нашествию иностранного бескультурье сельская община духовно и физически упадок. Обрываются связи поколений, обрусевает речь, исчезают народные песни и обычаи [9], и поэтому существует потребность способствовать возрождению села литературным творчеством — вроде начатого автором и его единомышленниками альманаха, лозунгом которого становится «За высокую духовность нации, освобожденной из-под московско-имперской зависимости!»Думаю, что народники охотно бы подписались под таким лозунгом и

Обсуждение закрыто