Военная управа галичина

Неудивительно, что сразу пятеро членов ВУ были бывшими членами ФНЕ:
Андрей Палий, Михаил Хроновьят, Юрий Крохмалюк, Михаил Кушнир и Степан Волынец. К политическим деятелям принадлежал и д-р любомир Макарушка, который был членом президиума УНДО и послом в польский Сейм. Послом был избран и ст. Волынец — от партии Сель-раб — правой.
Обе ОУН — под руководством полковника Андрея Мельника и Степана Бандеры — не послали своих представителей в ВУ по своим причинам: ОУН Ст. Бандеры организовала УПА и была негативно наставлена ​​в дивизию, а ОУН полковника Мельника стояла, можно сказать, на «нейтральные позиции». Однако Осип Навроцкий и Зенон Зеленый были членами УЮ, а д-р Иван Рудницкий активно сотрудничал с УВО и ОУН.
Фирма «Маслосоюз», к развитию которой в польские времена очень привел Андрей Палий, с приходом немцев во Львов начала производить свою продукцию под старой маркой. Членами Военной Управы стали два директора — А. Палий и М. Хроновьят и врач — д-р Владимир Белозор, который начал работать в «Маслосоюза» от 1942 года.
ВУ имела своих уполномоченных в дистрикте Галиция: окружных — 17 уездных — 33. Имела свое представительство и в Варшаве — Михаила поготовку, полковника Армии УНР, которого польский боивка уничтожила. Впоследствии было организовано еще Женскую секцию.
ВУ действовала на основании устава, ее деятельность была полностью подчинена Вехтер, и без его ведома ничего не могло произойти. Об этом заботился, очевидно, Бизанц. Однако происходили «двойные» совещания.
спорттовары в днепропетровске
Официальные — в присутствии Бизанца и немецких членов и «частные», без их присутствия. Протоколы из совещаний списывал Михаил Островерха, который впоследствии стал редактором еженедельника ВУ «К победе». Он также вел неофициальную «Хронику», о которой упоминал другой член ВУ Юрий Крохмалюк: «Когда Бизанц однажды увидел, что пишет Островерха, то ему сказал:» Бойся Боже, если бы тебя на том поймало гестапо, то расстреляла бы!". Этот дневник является или являлся в архивах Харькова. В нем Островерха списывал всякие слухи и события о подпольной деятельности или о том, о чем громко не разрешалось говорить.
успешной акцией ВУ следует считать привлечение добровольцев. 3d один месяц согласились 80000. К сожалению, вербункова деятельность проводилась как конкуренция в «леса», то есть в УПА, что в то время развивалась в Галичине. Временами эта конкуренция выходила на грань вражды — совсем не нужно. С одной стороны, ВУ считала, что УПА займет молодежь, а с другой — что дивизионники при встрече с членами УПА на родных землях перейдут массово к УПА. Впоследствии оказалось, что эти опасения не имели основания. УПА не могла абсорбировать такой большой количества солдат. Где воины дивизии встречались с «лесом», там была между ними полное сотрудничество. Примером могут послужить 4-й и 5-й полки, которые обучали немецкий порядковая полиция (Ordnungspolizei) и которых перед включением в дивизии просто с тренировочном лагере было пос-лано против большевистских партизан. Воины 5-го полка, оказался в окрестности Грубешова и Холма, массово передавали воинам УПА оружие, лекарства и амуницию, в некоторых подразделениях немецкие командиры потеряли контроль, и в конце немцы их разоружили и послали к дивизии. В феврале 1944 года введено в протипарты-занськи действия в районе Золочева, Радехова и Збаража 4-й полк. Одиночные шалаше посетили члены ВУ и подали в отчетах, что население очень радушно приветствовал своих воинов, а с «лесом» не было никаких недоразумений. Были даже желание голоситися в дивизию. «Наши СС-и есть в контакте с» лесом «,» лес «удовлетворен, что в Галичину пришли СС, и» лес «за тем, чтобы наши СС-и держались в дисциплине. Выныривает такое — или спросить „лес“: если бы была амнистии, пошли бы они тогда к Дивизии?»- Отчитывался Хроновьят на заседании ВУ 7 марта 1944 после поездки в Броды.
Перед боями и во время битвы под Бродами была тоже полное сотрудничество с УПА. Об этом пишет в своих воспоминаниях майор Гайке.
После битвы много дивизионников скрепили ряды УПА. вычисляют, что более три тысячи перешло к УПА, как было подано во время конференции, посвященной 50-летию возникновения УПА в Киеве в 1992 году. Нельзя в этой цифре сомневаться, потому что голова станицы в Ивано-Франковске Владимир Малкош подает, что на 196 членов его станице 33 были в УПА. Это только те, что выжили до наших дней.
вербовочной акция была проведена в приподнятом и ентузиястичному тоне, особенно на провинции. Всегда отмечалась аналогии дивизии к УСС с первой мировой войны, подчеркивалось, что нельзя прогайнуваты новой случаю создать свою армию и получить государство. Никто не писал и не говорил, что это такое СС или «Оружие СС». Первые — очевидно, например и пропаганды — согласились все члены ВУ и УЦК с Кубийовичем во главе. Никто не объяснял, почему дивизию назван «Галичина», «галицкая», а не «украинский». Никто не знал, где дивизию будет сформирован и как она будет выглядеть. На главную конференцию немецких факторов, посвященную созданию дивизии, не пригласили ни одного украинского.
Правда, согласились 80000, к асентерунку признано 53000, а к асентерунку растаяла половина подписчиков — 42000. Из них было асентеровано 27000. Многие отвергнуто из-за роста, потому сначала принимали только ростом 165 см и выше. Это ограничение впоследствии изменены и приемов меньших, потому что оказалось, что среди Украинских большой процент малого и среднего роста. Призвано 19000, но ЗО процентов из них не появилось. С тех 13000 появившиеся 1500 были физически неспособны к военной службе, и они освобождены. Из всех подписчиков относительно мало реклямовано — только 1400, хотя вокруг реклямаций деланно много шума.
После первой волны заявки в дивизию измельчали. ВУ даже обсуждала провозглашения мобилизации, потому беспокоилась за пополнение. Когда сблизился в Галичину фронт, заявки увеличились, потому что перед молодыми мужчинами возник вопрос:
идти в «леса», быть мобилизованы в Красную Армию или голоситися в дивизию? Кроме этого, немецкие части, стоявшие в Галичине, проводили свои «дикие наборы». Они набирали в РОА.
Лекарственные смотрины, покликування и отсылки транспортов выполняла немецкая организация — т. н. SS-Ergenzugsamt, пидстаниця Львов.
Во время подготовки ВУ удерживала связь с военными. С этой целью она выдавала еженедельник «К победе». В газете было много ценного воспитательного материала об украинских исторические фигуры, полководцев, мыслителей, командиров освободительной борьбы и, очевидно, появлялись репортажи наших военных звитодавцив ст. Конрада, О. Лисяка, М. Левицкого, М-Луцкого и тому подобное. Газета, 4-8 страниц, тиражом 6-8 тысяч, была популярна в народе, и ее нелегально розпродувано, даже перепачковувано за Збруч. Немцы запрещали распространять журнал среди населения. ВУ заплянувала выдавать его для добровольцев дивизии и их семей, но немцы запретили продавать газету семьям добровольцев. К солдат в дивизии воначомусь доходило редко.
Еженедельник исходил от Рождества 1944 года до Рождества 1945 года. Впоследствии при штабе дивизии получилось 15 числа новой газетки «К бою».
Немцы держали строгую цензуру, и каждая статья должна быть утверждена цензором. Как далеко это цензура шла, может удостоверить

Обсуждение закрыто