Фольклорист александр малинка часть 3

"Особенности говора м. Мрин, Нежинского уезда Черниговской губернии »(1892). Наблюдение за языком местных жителей помогло тогда молодому исследователю сделать интересные выводы. Вот что он пишет по этому поводу:
"Хождение на заработки в чужие губернии, частые сообщения с жителями соседней сел — все это не могло, конечно, а не повлиять на говор мринцев; бывшие солдаты или служившие в помещиков, стараются Коверко слова . Вследствие этого в Мрин, да и в других селах, нельзя отметить точно всех особенностей говора именно этой местности; часто вместе с песней, занесенной из второго места, заносится и произношение Некоторых слов, отличающихся от произношения тех же слов в данной местности. Нередко лица, от которых приходилось записывать материал, коверкают слова, желая сделать их более понятными «.
И все же это не помешало тонком знатоку языка квалифицированно разобраться в говоре. Он довольно быстро понял, что в Мрин говорят целом резко, твердо, что меньше заметно в соседнем селе Селище (в трех верстах к западу от Мрин). Мужчины говорят медленно, гораздо медленнее, чем в Носовке. Женщины — значительно быстрее, однако не так быстро, как нежинские мещанки. В Мрин говорят „судья“, в Плоском (в 5 верстах от Мрин) — „судно“, а в лихачей и Селище — „судьба“. В Мрин говорят „рига“, в лихачей — „клюнет“. Кого ругая, лихачивци употребляют выражение: „родимець ты“. А селищаны, когда речь идет о вредном животное, ругаясь, пользуются выражением: „Э, горел ты, йиродев сын!“Фонетические особенности говора исследователь проиллюстрировал записью» Песни о Носовский сахарный завод ".
Он понимал, что знания речитативных особенностей крайне будет необходимо в будущем, когда родной язык таки получит право на существование и в своем дальнейшем развитии формироваться как общенациональная литературный язык , вбирая в себя наиболее приемлемые разговорные и письменные нормы. Итак, вполне сознательно готовил почву для этого.
Как одним из видов словесного искусства, любимым предметом Малинки-учителя была русская литература, а в числе мастеров слова, которым всегда предпочитал, главное место в нем занимали Пушкин и Лермонтов.
"Пушкин — гений, — отмечал Александр Никифорович. — . Талант Пушкина отличался необыкновенным разнообразием; в то время как другие выдающиеся писатели приобретали себя славу в одном каком-либо роде поэзии, Пушкин был равно велик и в эпосе, и в лирике, и в драме; он дал прекраснейшие образцы ... поэзии. Он художественно и в то же время реально-правдиво рисовал и разнообразные картины природы, и жизнь современного ему общества, и жизнь давно минувшую ... ".
Поэт и общество, отмечал учитель-словесник, обучая своих учеников, постоянно взаимодействуют: общество дает поэту материал для творчества, а поэт соответственно его изучает и переосмысливает, уже потом направляет его обществу в новом, переработанном виде. Чем чаще поэт откликается на потребности времени, подчеркивал Александр Никифорович, тем шире круг общественных интересов охватывает его поэзия, тем дороже он для общества. Таким был в воображении Малинки Пушкин. Таким был и Лермонтов.
Работая в Остроге, учитель с любовью подготовил и впоследствии опубликовал статью-исследование «Лермонтовский тип недовольных жизнью». Произведения, в основу которых русский поэт положил мотивы разочарования жизнью, недовольство окружающей действительностью, затрагивали, как говорят, за живое. И Малинка не мог не обратить своего внимания на них.
Как гласит статья-сообщение «К вопросу о источнике» Москаля-Чаривныка «Котляревского», опубликованная в «Киевской старине» в 1903 г..., Малинку не менее интересовала Украинская литература. Выучив все существующие точки зрения и соответствующие источники, в частности произведение "Постой, или когда один теряет, то другие пользуются. Фарс в одном действии. Вольный перевод с французского драматического артиста Л. Венстре ", он, безусловно, подал чрезвычайно ценную и исчерпывающую информацию по этому вопросу — настоящим источником сюжетной основы пьесы И. П. Котляревского послужил именно этот фарс.
В ряде энциклопедических справочников подчеркивается: Александр Никифорович Малинка — фольклорист. И это — не безосновательно. Сбору и изучению народного творчества он отдал больше всего своих усилий. Народное творчество была главным стержнем его исследований, результатом которых был «Сборник материалов по малороссийском фольклора», подготовленный и изданный сначала как дополнение к «Земского сборника Черниговской губернии» за 1902 г., А в следующем году — отдельной книгой. Этот сборник известный знаток фольклора Б. Д. Гринченко назвал «Наиболее крупной его работой». Академик В. М. Гнатюк свое мнение на книгу закончил словами: «И хотя сборник не без недостатков, на что я положил напор, то все приносит он много ценного материала и зистане ся малым вкладом в нашу фольклорную литературу». Рецензент «Живой старины» отмечал: «Сборник очень хороший». Надлежащую оценку дал этой книге и профессор С. В. Савченко: "По содержанию своему сборник г. Малинки принадлежит несомненно к числу лучших украинских сказок, а для Черниговской губ [Эрни] он — самый лучший сборник ".
В сборнике А. Н. Малинка довольно широко представил фольклор не только Черниговской, но и Волынской, Полтавской и других губерний. Это колядки, загадки, пословицы, прибаутки, шутки, заговоры, поверья, материалы по народной медицине, народные приметы, рассказы, сказки, записи о заклятые сокровища, апокрифы.
Чтобы иметь представление об издании, коснемся хотя бы бегло основных его разделов.
Колядки. С 380-ти страниц общего текста книги сто шестьдесят первой отведено именно для них. Особенно большую группу составляют произведения религиозного содержания. Ее объединяют темы: рождение Спасителя; Божью мать утешают ангелы Божья мать моет ризы и отдает их в церковь; Божья мать просит ключей в Спасителя, чтобы выпустить из ада все души, кроме одной; Бог и святые пашут землю; Бог дарует хозяину хлеб и др.
Как старинные обрядовые песни колядки и щедривки этой группы записывались не только из уст простого народа, но и от духовных лиц. Из-за этого в сборник попали щедрувальни и колядки песни книжного происхождения. А книжные — «это произведения не народные, хотя спивани народом» (В. Гнатюк). Без них можно было бы обойтись.
Кроме религиозно-мифических много колядок в Малинки тесно связаны с реальной жизнью. Это — добрые пожелания хозяевам; сравнение хозяина, хозяйки иих детей с месяцем, солнцем, звездами; прославление мудрой, искренней хозяйки; возвеличивание молодца, чья храбрость удивляет даже царя; парня, который собирается жениться; г-хозяина, у которого дома во дворе растет золота яблоня, яблоня — все его хорошая семья.
К особо ценным, «стоящих выше или во всяком случае НЕ ниже опубликованы», рецензент Б. Гринченко относил, например, запись колядки «Ой на горе там колокол звонит»:
На горе там колокол звонит,
Там господин Петр сено косит,
Сено косить, лошадям носит;
 — Ой вы, кони, не мешкайте,
В трех дороги собирайтесь:
Одна дорога к батюшке,
Второй путь к матушке,
Третья дорога к сестрицы, < br /> В батюшки — по шапочку,
К матушке — по рубашку,
К сестрицы — по платочек.
География записей Малинки чрезвычайно широка. Только в Черниговской губернии (по тогдашнему административно-территориальному делению) ими охвачено уезды: Борзнянский, Козелецкий, Нежинский,

Обсуждение закрыто