Поляки — соседи украинском и древние жители на их этнических землях часть 4

только через 27 лет все осужденные были признаны Верховным судом СССР невиновными [18].
После политической реабилитации С. Косиора — бывшего генерального секретаря ЦК КП (б) У, поляка по национальности, расстрелянного по обвинению в причастности к Польской военной организации, было выборочно пересмотрен ряд дел ПОВ, в частности И. Юрловського, И. Журавського , О. Петровського, С. Вольской, М. Шиманського, П. Лубкивського и др., которым инкриминировались «связь с белополяками», «петлюровцами», подготовка «вооруженного антисоветского восстания», — военный трибунал Киевского военного округа в апреля 1956 г... реабилитировал всех расстрелянных [19].
Реабилитация поляков, репрессированных по обвинению в контрреволюционной деятельности, антисоветчине, национализме должна была стать одним из факторов улучшения советско-польских отношений, особенно в условиях, когда в самой ПНС нарастало сопротивление тоталитаризму. Она оказала положительное влияние на моральную и психологическую атмосферу в стране, на настроения поляков. Однако, во многих из них вызвало беспокойство то, что вне поля зрения органов реабилитации остались наиболее «громкие» дела участников польского оппозиционного движения, а это усиливало такие новые формы сопротивления, как диссидентство, коллективные петиции, обращения к мировой общественности.
В общественном сознании нарастало возмущение фарисейством и двойными стандартами в применении так называемых «ленинских принципов национальной политики». С одной стороны, говорилось о братстве и равенстве, удовлетворения потребностей различных наций и народностей, а с другой-продолжалась русификация, сужалась сфера применения украинского языка, закрывались школы с польским языком обучения. Если в 1950 — 51 гг. Было 6 польских школ, то на 1959 — 60 учебный год их осталось 3 с общим числом учащихся до одной тысячи. Пышное празднование 300-летия Переяславской рады и так называемого «воссоединения» Украины с Россией негативно оценивалось польской общиной, поскольку реанимирована шовинистическая концепция российской историографии, по которому Польша представала как извечный враг Украины.
Не остались без внимания поляков и Украинской революционные события осени 1956 в Венгрии и их отклик в Польше, сооружения Берлинской стены. Поляк Г. Вельчинський (студент геологического факультета Киевского государственного университета им. Т. Г.Шевченко) откровенно заявил о несогласии с применением советских танков, ограблением Польши. За эти высказывания он был исключен из университета и выслан из СССР [20].
Особенно больно реагировали украинские поляки на усиление воинствующего атеизма и наступление на римско-католическую церковь, снятия ее общин с регистрации. Если в 1949 г... В УССР насчитывалось 225 общин РКЦ, в 1953 — 168, то в 1964 — 117 [21], то есть их количество уменьшилось почти вдвое. Советские спецслужбы пытались расколоть римско-католическое духовенство, помешать любым его контактам с Ватиканом, инспирировало движение за так называемое «старокатолицтво» за создание «Братства католиков СССР».
К концу 1950-х гг. более или менее стабилизировались численность и расселение польского населения. По переписи 1959, в УССР проживало свыше 363,2 тыс. Поляков, по численности принадлежали к крупнейших этнических групп (0,9%) после украинских, русских и евреев. Наибольший удельный вес занимали поляки среди населения Житомирской (6,4%), Хмельницкой (4,3%), Львовской (2,8%), Тернопольской (2,2%), Волынской и Ивано-Франковской (1%) областей [ 22]. Партийно-советское руководство сознательно форсировало межреспубликанские миграционные процессы, обосновывая их экономическими потребностями, функционированием "единого народнохозяйственного комплекса». Русификаторским устремлениям центра способствовали ускоренное развитие промышленных центров Донбасса, Приднепровья и Юга Украины, урбанизационные процессы, увеличение численности городов, стимулирования межнациональных браков, образовательная политика. Это отразилось и на структуре польского меньшинства. Если по упомянутым переписи 1959 45% поляков проживали в городах, а 55% в сельской местности, то в течение следующего двадцатилетия ситуация изменилась до наоборот: в 1975 63% поляков были жителями городов и только 37% — сел [23], то есть почти две трети польского населения оказались в поросийщений системе координат: управления, образования, культуры, средств массовой информации. Многочисленные группы поляков, живя в Донецкой, Днепропетровской, Ворошиловградской, Одесской и др. областях, были лишены реального права обучать детей на родном языке, теряли признаки идентичности. Многие полячек, как и украинок, женившись русскими или представителями других национальностей, в основном теряли или существенно снижали свою этническую идентичность.
Национальная политика эпохи «брежневщины» фактически не только «не замечала» национальных меньшинств, игнорировала их проблемы, не заботилась об удовлетворении их культурно-национальных и духовных потребностей, но и очень «скромно» вспоминала о украинском. Попутно заметим, что в средствах массовой информации, в публичных выступлениях руководителей республики, вместо словосочетания «украинский народ» употреблялся расплывчатый термин «народ Украины». Ассимиляторская политика Москвы, курс на формирование новой общности — «советского народа» сопровождались дальнейшим сокращением не только польского меньшинства, но и украинском. С 1959 по 1989 г... Численность поляков уменьшилась на 40% и составила 219,1 тыс. [24], а процент украинском в этническом пространстве УССР сократился с 76,8% до 72%, зато рос удельный вес русских.
Одним из трагических последствий широкомасштабной политики русификации украинского и поляков было ослабление их национального сознания и идентичности. Любые проявления национального патриотизма, этнической самобытности объявлялись проявлением «буржуазного национализма», что подпадало под статью Уголовного кодекса как «антисоветская пропаганда». Полякам, как и другим нерусским этническим группам, навязывалась мифологема о русском языке как «второй родной». Хотя поляки, как один из древнейших европейских этносов, всегда отличались высоким уровнем национального самосознания, в тоталитарных условиях не сумели выстоять перед натиском русификации. Если верить советским переписям населения, в послевоенные десятилетия, особенно в годы «брежневщины», процент поляков, которые называли польский язык родным, постепенно уменьшался. Уже в 1959 г... Он составил 18,7%, в 1970 г... — 14,9%, в 1989 г... — 12,3%. Стоит отметить, что параллельно росла численность поляков, вторым родным языком называли как русский, так и украинский языки, причем поляки, в отличие от некоторых других этнических групп (евреи, немцы, венгры, болгары), предпочитали именно украинском языке. В 1959 г... 68,3% поляков Украины назвалиридною языком украинский, а 12,3% русский. В 1970 соответственно 68,4% и 16%. По переписи 1989 для 66,6% поляков родным оставалась украинском, а для 20% русский. Еще более высокий процент лиц польской национальности, признавали украинский язык родным в областях их традиционного проживания, в частности в Житомирской 89,9% и в Хмельницкой — 81,9% [25].
Можно допустить, что увеличение процента поляков, которые идентифицировали свой родной язык с украинским,

Обсуждение закрыто