Роль стереотипов в национальной самоидентификации украинский часть 3

«карту мыслей» и таким спосибуточнюють, как следует видеть «внешние группы»;
6) стереотипы являются проявлением «закрытого мышления»; лица, которые придерживаются стереотипов, а не сверяют свои мысли с реальностью; аргументы, которые отрицают стереотипы, не изменяют их взглядов, но порой подтверждают существование исключений (например «среди моих лучших друзей есть евреи»)
7) стереотипы являются проявлением коллективного мышления; индивидуальное мышление не ведет к легкому созданию стереотипов других групп;
8) стереотипы устойчивы и не подвергаются изменениям; не подлежит изменению и характеристика группы, но ее оценка в зависимости от обстоятельств (например воинственность может быть понята как агрессивность или как бодрость) может изменяться.
Стереотипы других народов тесно связаны с оценкой своего государства или народа а также с видением своей народной идентификации. Народные стереотипы реагируют на разнице, которые существуют между «нами» и «ими», на понятие оппозиции и конфликта. Других мы можем представлять себе и как врага, и как приятеля. Это означает, что видение других народов связано прежде всего не с реальными фактами, а со своей народной самоидентификацией. Так что, стереотипы не является правдивой оценкой других лиц.
Теперь стоит подробно проанализировать авто-стереотип украинском, то есть стереотип самого себя и своей нации. Рябчик [6], считает что самооценка никогда не соответствует истине, так как объективная картина своего народа во многом абстрактная, изменчива и невозможна для четкого определения. Автостереотип также не ошибка, потому что влияет на поведение и мышление своего народа, бессознательно подтверждает высказанные ожидания. Чаще всего стереотип своего народа состоит, прежде всего, из положительных черт, и в меньшей степени — с отрицательных. Например, поляки считают англичан скупыми, себя же — сберегательными; украинцы считают россиян — за ленивцев, а себя медленных. В зрелом народе положительные черты не ведут к абсолютизации и некритической самолюбий, а отрицательные не ведут к ненависти и отвержения свои тождества. Напротив, в стереотипах чужих народов черты является чрезмерно яркими, а положительные минимализовани [7]. Например, европейцы считают, что россияне полны энергии, особых интересов и загадочности, однако интерпретируют эти положительные черты как угрозу своей цивилизации. Подобно — с оговоркой и дистансом — американцы относятся к азиатам, отмечают стереотип «азиатской жестокости» и «экспансии со стороны остального мира».
Обычное стереотипное мышление не является угрозой в открытых государствах, где есть свободное обращение информации, соблюдение ценностей демократии, сознание права, приоритет прав человека и высокий уровень образования и культуры. Здесь стереотипы не влияют на политику, общую общественное сознание, а даже в повседневной жизни на оценку других групп влияет право политической поправности (political correctness).
Другая роль стереотипов в закрытых обществах, где царит тоталитарная система, например коммунистическая. Коммунистическая идеология построена на крайних стереотипах. «Святая ненависть пролетариата» была направлена ​​на всех, кто не является коммунистом — на «кулаков», людей «среднего класса», «интеллигенцию», людей церкви, «буржуазийних националистов», «сионистов», создателей искусства и музыки. Ненависть к другим была основой идеологии — то есть образования, средств массовой информации, результатов «научных» исследований. Тоталитарная система уничтожила также отношения между различными этническими группами. Ненависть и нетерпимость были направлены на «националистов», которыми считались все, кто противостоял коммунистически советско-российской унификации [8].
Украины, подобно другим колоний, испытывала влияние «старшего брата», который набросал всем подчиненным народам негативный имидж (self-image). Чувство неполноценности, неполноценности, примитивизма, навязанное им, является источником сегодняшнего негативного автостереотипы. Длительное экономическое и политическое подчинение и общая зависимость от колонизаторов не позволяла проектировать черты на своих захватчиков. Это довело до проекции отрицательных черт на себя самого и удвоение конфликта с самим собой [9].
Подчинение польской или российской власти довело до интернализации культуры сильного и ощущение своей неполноценности своей традиции. Примером является создание стереотипа «певучей и танцующей Малороссии», «хохлацкая галушек», а также стереотип Украинской как бандитов, анархистов, невежественных земледельцев. Чувство неполноценности, безнравственности является наихудшей наследием, которое получил сегодняшний украинец. Трухан [10], Грабович [11], Сверстюк [12] описывают два крайне отличные автостереотипы: супернегативный и суперпозитивным. Первый утверждает второстепенности истории, культуры, экономики, политики, науки Украинской. Противовесом является «народ старшего брата». Чтобы сегодня изменить стереотип украинского народа как продукта польско-немецко-австрийско-венгерско-еврейской интриги, следует познавать заново свою историю Киевской Руси, свою литературу, этнографию, традицию, религию, даже язык.
Почему важно менять видение своего народа, это практически дает? Дает ответ на вопрос: какая разница между русским и украинским, на каком языке говорить, на украинском или русском. Наиболее опасное порабощения разума [13], [14], которое очень скрыто. Формально на Украине никогда не запрещалось говорить на украинском языке, но система образования, СМИ, администрация до сих пор с успехом минимизирует употребление родного языка. Язык очень важный фактор самоидентификации. Забужко [15] назвала феномен незнание родного языка 50-миллионного европейским народом "народной обмороком». Важно уметь определить свою национальную принадлежность, уметь сказать: «я украинец», или «я русский», а не употреблять выражение «мы здешние», «мы киевляны». Нужно уметь говорить на украинском, а не «по-здешнему» или языком города (то есть на русском). Украина со средних должен войти в сутки создания своего народа, своей тождественности. Рябчук [16] считает, что 1/3 жителей Украины имеет четкую самосознание и однозначно отождествляет себя с украинским. Две трети это «местные» — ни русские, ни украинцы, а люди, которые работают на доисторическом уровне развития. Они являются потенциальными русскими и украинском, гражданами Киевской Руси, а также донбасской или крымской нации. В 1993 г... [16] 80% жителей Киева говорили на русском языке, однако большинство из них отождествляла себя с украинским.
Одним из крупнейших успехов тоталитарной коммунистической системы является заражение жителей Восточной Украины ненавистью к Украинской Западной Украине. Наибольшим врагом стали «бандеровцы», «галичане», «западники» готовы завоевать всю Украину. В этом контексте родился другой крайне гиперпозитивний автостереотип. Он имеет свое начало в романтической концепции украинского народа, выраженной в творчестве Шевченко, Костомарова. Во-первых, мессианизм Украины построен на убеждении справедливости истории и самого Бога, который видит терпения этого народа. Во-вторых, это идеализация истории и поиск своих корней от

Обсуждение закрыто