Что мы не строим в украине часть 2

Самотечное решения.
В то же время целый ряд конкретных действий высшей власти Украины невозможно иначе и трактовать, как создание условий для все новых и новых витков русификации Украины. Достаточно лишь вспомнить: ликвидации сектора мониторинга языковой и национальной политики при секретариате Кабинета Министров как, мол, «несвойственного» (таково было объяснение!) для его структуры, ликвидации Совета по вопросам языковой политики при Президенте Украины, что на нее общественность возлагала некоторые надежды (сам же Президент росчерком пера и отменил ту Раду), погром т. н. правописанию, с которой выведено ряд авторитетных и компетентных украинских ученых и которую «укреплены» кадрами, ревностно оберегают принудительно введено в наш язык в тридцатые и более поздние годы.
Все упомянутые и другие многочисленные факты свидетельствуют, что власть, которая формирует политический и культурно-духовный климат в государстве, толкает Украину на крайне пагубные заблуждение, из которых она надеялась выбраться из проголошеннямНезалежности. К сожалению, не выбралась до сих пор, с чем никогда не примирится ни один честный, преданный патриот своей страны, в том числе, было подчеркнуто в писательской заявлении, не примирятся с нынешним положением дел в культурно-духовной и образовательной сфере и украинские писатели, с точки зрения которых пренебрежение задачей исключительной исторической важности — полновесное национальным возрождением украинства и украинском — то есть преступление, его никому не простит ни настоящее, ни будущее нашего народа.
Сформулированы было писателями и конкретные требования к органам власти Украинского государства, которые, однако, остаются не услышанными.
Упомянутый документ — это только один из примеров позиции таки Украина в Украине, с не Украина, Украина напротив, не имейте сомнений, никогда, ни при каких обстоятельствах не примирится, хотя пока она находится в ситуации, при которой ее противодействие украинозневажництву еще не достигает должного успеха. Поэтому чем больше «стаж» нашей возрожденной государственности, тем не естественной и уродливой воспринимается ситуация в стране с украинским языком.
Так, до сих пор, при обстоятельствах, когда украинцы составляют большинство населения во всех областях Украины (исключение — Крым), в десятках и десятках городов, поселков и сел (Восток, Юг) отсутствует украинская школа.
За исключением Галиции и только отдельных заведений северной и центральной Украины, хронически русифицированной до сих пор остается высшая школа (враждебна украинства сила знает особую высшей школе цену? Безусловно, знает. Поэтому почти мертвой хваткой и задерживает в дальнейшем ее русификации).
Или: раз за разом в противостоянии, в конфликтах приобретается право той или иной общины на украинскую церковь Украинской подчинения.
Или: зря, что в армии должна была выполняться статья тринадцатого Закона Украины о Вооруженных Силах, где значится, что армия функционирует на государственном языке, и сегодня тысячи наших юношей, в том числе из сельских местностей, попадая в воинские части ( и таких частей немало), как и в советские времена, — русифицируются, вместо того, чтобы что-то приобрести в национальном самосознании.
Или: только лично мной получено уже не одну сотню писем, авторы которых оспаривают ту невероятную ситуацию, что во многих точках Украины является проблемой найти в киосках хотя бы одну украинскую газету.
Буквально дико антиукраинской — иначе и не скажешь — ситуация в телевизионном пространстве, распространяется и в радиоэфир, по поводу чего (и то в плане иллюстрации о том, что первенство — право человека или право нации?) пенсионерка Ольга Макиенко (с. Васильковка Днепропетровской области) пишет: "Что делается у нас с радио? Хорошо слышно только «Русское радио», «Чечня свободная» и другие российские станции. Получается, следовательно, что и в глухом селе звучит из приемника только русский язык. Люди с эфира лучше знают Германию, Францию, Англию через их станции, чем свое государство — Украину. Это что — родное слово глушат у нас специально?
« Кстати: вот процитировал я этого письма (одного лишь из сотен криков, крики, нарекания, требований, которые я получаю по почте на свою авторскую радиопрограмму» Если бы мы учились так, как надо ", что звучит уже на протяжении почти шести лет) — и вопрос: как будем все это квалифицировать — как ущемление прав нации или как ущемление прав отдельной личности — той же Ольги Макиенко? Конечно, одновременно и нации, и отдельной личности. Но в коем случае подобной жалобы отдельного лица не было бы? Понятно, что в том только случае, если бы не были ущемлены права целой нации, в данном случае — украинского, в частности его право на владение информацией на своем родном языке.
Такое у меня наглядный к безрассудных споров по поводу того, что важнее — право нации или право лица. Не противопоставляет этого: не могут считаться обеспеченными правах отдельного лица, если не обеспечены права целой нации, к которой она принадлежит, и так же не выдерживаются права нации, если ущемлены конкретные ее представители.
В реалиях как же часто встречаемся мы с просто искаженным, искривленным представлением о правах человека, скажем, на свободу слова!
Добавить дерьмом на саму украинскую государственность — извечную мечту Украинский — это некоторые считают свободой слова.
надругаться над Тараса Шевченко и других национальных мыслителей — свобода слова.
Высмеять украинский язык — свобода слова.
Выставить украинском в виде примитивных, недалеких, дубуватих, ни к чему не способных, тупоголовых и т. д. «сапоидив», в которых «где два украинца, там три гетмана», и которые все отдадут и продадут за то же «сало», — свобода слова.
И разгул шовинизма в современной Украине — свобода слова.
И крайне тенденциозная и лживая информационная программа первого канала Национального (?) телевидение — свобода слова.
И циничное провозглашения некоторыми областными советами, например Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской русского языка как официального — тоже свобода слова. (Более, надо сюда добавить и депутатов городского совета Запорожья, которые также провозгласили на этой дорогой для каждого украинском Сечевой земли русский язык официальным. «Незаконнорожденные Екатерины», что «саранчой сели», и "славных прадедов великих правнуки поганые» — или, голосуя кто-то из них задумался и о правах нации, и о правах конкретной украинского человека, живущего в том же Запорожье и есть проблема найти хотя бы украинскую газету?)
Стоп! Так все это — свобода слова или свобода разрушения украинского Государства? Право человека на любые действия в рамках законности или право антиукраинской, антиконституционной, наконец, антигосударственной деятельности? Еще спутает кто это, в том числе на властных уровнях, с демократией? Но как говорится, избавь нас, Боже, от такого. Уместно вспомнить, как в 1949 году брал на смех этого рода «демократии» и «изданную свободу», что получала распространение в западном мире, Дмитрий Донцов: это — «свобода единицы от всякой веры», это — "свобода в литературе и в кинотеатре систематически и безнаказанно раскладывать морально

Обсуждение закрыто