На линии родных сердец (современные отношения украины и грузии) часть 3

и снах. Ему не избежать трагическое участия, каждый должен удовлетвориться тем, что дает судьба.
Художественно-философское рассуждение о реальности анализируемых писателей не дает основания для оптимизма, так как сам процесс жизни человека НЕ ​​рождает надежды на лучшее будущее. На плечах человека лежит тяжелейшее бремя реальности, и всю жизнь ему приходится мучительно нести его во имя существования.
Импрессионисты отыскалы в физической жизни природы средство передачи постоянного кипения и мгновенной изменчивости. Путем изображения интенсивной переменчивосты чувств они открыли новое свойство искусства и этим способствовали его последующему развитию. Несомненной заслугой импрессионизма следует считать активность художественной способности человека, которая может отдалиться от непосредственной данности и создать собственные образы и миры, более прекрасные, чем сама реальность. Задумывающиеся в судьбе человека писатели видят выход из трагического существования в гармонических взаимоотношениях природы и человека. В их эскиз и зарисовках природа осмысливается лишь с позитивных позиций. Они освободили человека от всяческих пороков и наградили его Величайшим даром справедливости и заботы о других. В них все забывают о зависти и вражде. По их зарисовкам, природа — многоголосый мир, який способен любое существо перетворити на участника этого ритма. Красота природы одаряет человека мечтой, но в золочение фантазией мире счастливое существование быть не может одолеть трагичносты реального бытия ".
Обсуждение чрезвычайно актуального, новаторского методологического исследования вызвало принципиальное обсуждение. Были и несогласия и дискуссии с диссертантом — но все согласились с моим мнением: наука — это поиски истины, ответов на актуальные вопросы бытия и творчества, поэтому главное в ней не соответствие уже отстоявшимся суждением и оценкам, а метод, путь и последствия исследования. Р. Хведелидзе, творчески продолжая традиции школы О. Баканидзе, убедительно показал качестве аналитика и сторонника инноваций, мужественного полемиста и принципиального искателя ответов на вызовы времени, очертил самостоятельное направление литературоведения, поэтому его труд соответствует самым высоким требованиям, а диссертант заслуживает присуждения ему ученой степени доктора филологических наук.
А потом были встречи и чрезвычайно полезные беседы с преподавателями кафедр (в частности с батоно Константином Квачантирадзе, Русудан Чантурашвили, Ларри Немтадзе, Ираидой Кротенко, с аспирантом украинистом Гочей ..., с ректором университета Калбатоно Русудан Лордкипанидзе, со студентами, и везде доминировали два мотива: Грузия и Украина должны развиваться как сестры, потому что только так можно выстоять в современном контраверсионную мире; образование и наука требуют эффективной государственной поддержки. Болонский процесс — это стратегическая перспектива, но идти к нему нужно рассудительно и с учетом своих интересов.
Беспокоили проблемы незащищенности педагогов, науки и студенчества, недостаточной технологизации их. И особенно — финансирование и методологического обновления, устранения формальных подходов к процессам реформирования высшей школы.
Причины понятны: благосостояние грузин упало, производство (особенно промышленность) переживает застой, а то и кризис. Ужасной призраком нависает политика диктата России — энергетического, финансового, военного. Под угрозой суверенитет, а общество будоражат еще и внутренние несогласия, явления бюрократизма.
Поэтому и рождались поэтические инвективы:
Сакартвело
Добрый день, Грузия! Когда тобой бредил.
Увидел — сердце пламенем взялось:
За меня Прометей Шевченко здесь боролся,
Когда ползли в Украйну злые чудовища —
Москвы гиены — ты ковала казни
На совместных врагов ...
Так возрастом повелось:
Князья крупные из Киева и цари
Из Тбилиси в династии объединились для мощи.
Государств могущество имелась в виду,
Мир по Куры и по днепровской стороне, —
Чтобы мир на врагов не раскололся.
Тогда были мощные мы, как барс,
Рыцарства Дух изобиловал по Сакартвело.
Тамар, Давид и гений Руставели
Богам равнялись. Пока ворон на скале
не вступал с Титаном хищный фарс.
вопила Грузия о помощи, и Вкраина
Сама была, как Прометей, распятая;
Орда из Москвы травила брат на брата,
Казацкий дух горел в родном доме,
Край Кия, Мудрого, Мазепы тлел в руинах.
Но Прометее сердцем несгораемых
И орды Ленина почувствовали дух Антей,
Горели в гневе, как в недрах Геи,
Потому тянутся в великаны, но были пигмеи
Ползучее змей никогда крыльев нет.
Родилась Грузия! Восстала Украина! —
И мир в недоумении открыл сонные глаза:
Что Сакартвело и Украина хотят ?!
Бандура и пандур в века рокочут:
Чтобы мир был, мы, и чтобы была Человек!
Чтобы мир на горы лег, обозначил момент святую,
Чтобы молодость влилась в душе поседевшие,
Чтобы снова Сковорода и Гурамишвили
Пошли, где горы славят дома белые, —
Где муки родов новый мир вистуют ...
Тбилиси-Батуми, 22.03.2005.
СТРАСТИ В БАТУМИ И ТБИЛИСИ
24 марта 2005.
И.
День Солнце играло трубами весенние,
Пел море радостные хоралы ...
Но ночь наслала рябине сны,
Показалось: с разбега дикие лошади стали —
Средняя упало Небо навесное
И гармонию исказило в руину:
Ветры пороли с дождем меня,
НЕ стелилось Черное море в Украине.
Мгновенно слинять краски злоторунни.
Уклякло город — битва в струйки крови.
завяли цветы и охрипли струны,
Показалось: плачут таинственные совы.
Весь день лил хищный Ледолом,
Снега белели, как джигит кинжалы ...
Кто мир поставил между добром и злом?
Кому и за что грузины отчитывались ?.
ИИ.
Стоял Тбилиси в Божьей благодати ...
Казалось, утро слышит из Украины:
"Разом нас багато и нас не победить!
" Потому что вместе — украинцы и грузины.
Над городом Небо Храм летел хрестатий,
Как Амирани — вечно непреодолим.
Здесь тризны правили кровавые супостаты —
Поэтому до сих пор стон чуть — пекут незгойни раны.
Те раны на сердцах бойцов, вдоль веков
Свободу, честь и грядущем защищали.
Победили и преподнесли пальмы ветвь —
К счастью как идти — Европе путь открыт.
Открыли и глаза: мир — еще не рай,
Еще дух империй ставит рабства сети!
Но уже не в рабстве гордый родной край,
Все стремится жить! жить! жить!
Все стремится здесь — и в других землях тоже,
Где иностранцев армия и власть.
Поэтому здесь беженцев — без счета и без границ,
Еще в душах гнездится яд лжи и предательства.
Те беженцы — в качестве дух панцирь углах,
Без хлеба и жилья, лишь клубок надежд, —
Бурные мстители, Европой забыты,
В защиту брошены лишь Грузии одной ...
Только Грузии, окруженной войсками,
обокрали на свет и тепло.
Опять быть, как уже было ?!
Опять воля жить за решеткой
И по времени словесных демократией ?!
ИИИ.
Плывет Батуми — воды как слезы,
В отчаянии природы народ молчит.
Тбилиси слышит имперские угрозы, —
Но мужественный воин из боя не кричит.
Бог еще раз испытывает ли воли
До победы хватит или нет ?.
Тревожные трубы в море, в небе, в поле, —
Однако Грузия в войне, как в

Обсуждение закрыто